+7 47133 2-17-83
+7 47133 2-13-92

Официальный сайт газеты «Маяк» Горшеченского района Курской области. Газета «Маяк» издается с сентября 1931 года.

Стратегия
президента

06.06.2018
Благоустройство дворов и общественных территорий продолжится
На заседании областной межведомственной комиссии, которое прошло под руководством губернатора, рассматривался ход выполнения в регионе в 2018 году федерального проекта «Формирование комфортной городской среды», инициированного Президентом РФ Владимиром Путиным.
16.05.2018
Поддержка семей с детьми
С 2018 года, согласно указу Президента РФ Владимира Путина, в России объявлено Десятилетие детства. Основными направлениями деятельности в этот период становится еще более активная поддержка материнства и детства, повышенное внимание демографии.
18.04.2018
Скоро переедут в новые квартиры
В нашей области успешно решается задача обеспечения доступным и комфортным жильем, поставленная перед регионами Президентом В. Путиным. Благодаря господдержке свои жилищные проблемы решают граждане льготных категорий, в том числе молодые семьи.

Внимание
конкурсы

30.11.2017 г.

«Селфи с мамой» - присоединяйся!

Курская область выступила инициатором фотоконкурса «Селфи с мамой». 

Перейти в раздел»


РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ «МАЯК»


Наш адрес: 306800

Курская область,

пгт. Горшечное,

ул. Мира 6 - а.


Главный редактор: 

(47133) 2-17-83.


Прием рекламы: (47133)

2-19-36, 2-19-37.


Электронная почта: 

g-mayak@yandex.ru


Мы в соцсетях

«Одноклассники»

«В контакте»

Герои непридуманных повестей

Событие особого рода произошло 11 апреля победной весны 1945-го. В тот день восстали узники концлагеря Бухенвальд. Под руководством подпольного центра вооруженные боевые группы заключенных прорвали забор из колючей проволоки, разогнали охрану и захватили в плен  охранников-эсэсовцев. Двое суток (до прихода союзников) они удерживали в своих руках лагерь. Таким образом  более 20 тысяч человек самых разных национальностей получили свободу и спаслись от смерти, так как гитлеровские власти накануне отдали приказ о физическом истреблении всех заключенных.

Это стало возможным  благодаря тому, что в концлагере удалось создать разветвленную и хорошо продуманную подпольную организацию сопротивления. Одним из ее руководителей был наш земляк Степан Михайлович Бакланов, бывший до войны  учителем Солдатской школы.

Так сложилась судьба, что свою сугубо мирную профессию учителя Степан Бакланов был вынужден сменить на военную. После призыва в армию и принятия присяги Степана Михайловича направили в военное училище, которое он окончил в июне 1941 года. 21 июня он прибыл в воинскую часть белорусского города Гродно. На следующий день началась война. Их часть оказалась в числе первых вступивших в бой с фашистами.

В июле 1941 года С.М. Бакланов вместе с другими оставшимися в живых бойцами при выходе из окружения попал в плен. Он прошел через несколько лагерей военнопленных на территории Белоруссии, Польши, Германии. 27 марта 1942 года Бакланов попадает в Бухенвальд...

 Лагерь на горе Эттерсберг

Было в Тюрингии,  в  восьми  километрах  от  Веймара,  место,  овеянное поэтической легендой, - поросшая дубами  и  буками  гора  Эттерсберг.  Здесь любил бывать великий Гете, здесь  он  обдумывал  свои  произведения,  оттуда смотрел на живописные леса, холмы, долины. Кончилось поэтическое очарование этого края, когда в 1936 году  нацисты стали возводить на горе Эттерсберг концентрационный лагерь и назвали его Бухенвальд (Буковый лес). 

 Бухенвальд официально не был лагерем смерти, как Освенцим. Главным предназначением этого концлагеря было обеспечение дешевой рабочей силой военно-промышленных предприятий. Но  56  тысяч заключенных приняли  здесь  мученическую  смерть  от  пыток, от пули в затылок, от голода и тяжелой работы. Здесь погибло более 8 тысяч советских  военнопленных.  Страшным местом на земле стала  гора Эттерсберг…

«Los! Los!» - кричат солдаты в черных мундирах, и мы, напирая друг на друга, мешками валимся из машины на землю. Нас тут же сбивают в кучу, окружают все те же черные мундиры. Но теперь можно глотнуть свежего воздуха, кинуть взгляд на синее небо. Куда нас привезли - никто не знает. Руки приказали положить на голову. Тут же переводчик:

- Кто скажет слово, или оглянется назад, или повернет голову, или опустит руки -  смерть!

Перед нами массивные ворота, к ним справа и слева примыкают два приземистых каменных здания с решетками на окнах. Над воротами железные буквы: «Jedem das seine». Кто-то шепотом переводит: «Каждому свое» (Из книги «Бухенвальдский набат»).

Что ждет его за воротами,  не знал никто из узников Бухенвальда. Отныне их имя заменяли цифры, запомнить которые нужно было в течение суток. После «бухенвальдского омовения» (вновь прибывших в любое время года заставляли нырять, а кто не хотел - просто сбрасывали в бассейн, в воду, разбавленную карболкой) политическим заключенным выдавали униформу - арестантский полосатый костюм и «универсальную обувь» - деревянные колодки, от которых на ногах образовывались мозоли и долго не заживающие раны. Впрочем,  советских военнопленных часто оставляли в своей старой одежде, которая со временем превращалась в лохмотья.

В Бухенвальде, как, впрочем, и в других концлагерях, выдавался голодный паек. Узник до предела терял вес, а затем начинались отеки от голода. За малейшую провинность заключенные лишались и этой скудной пищи, подвергались наказаниям. А иногда наказывали и вовсе без всякого повода.

«На плацу стоял агрегат наподобие спортивного снаряда. Человека к нему прислоняли лицом, пристегивали наручниками руки и ноги и начинали бить хлыстом или палкой. Иногда для ужесточения эффекта на уровне лица подкладывали кирпич, и тогда от каждого удара человек бился об него головой. Обычно после таких экзекуций люди шли только по одному адресу - в крематорий».  (Из книги «Война за колючей проволокой»).

Но больше всего заключенные  боялись попасть в «Институт гигиены» при Бухенвальде - там фашистские врачи проводили опыты по заражению тифом, желтой лихорадкой, оспой, паратифом, дифтеритом. В качестве «подопытных кроликов» в этих опытах, не имеющих ничего общего с официальной медициной, использовались заключенные. На них испытывали  не опробованные еще лекарства, оперировали без наркоза, безжалостно удаляли им органы, проверяли на способность выдержать низкое атмосферное давление и низкие температуры организма, экспериментировали с отравляющими веществами. У людей, попавших туда, шанса остаться в живых практически не было: тех, кто выживал в результате бесчеловечных экспериментов, как правило,  забивали до смерти - ведь пациент знал «государственную тайну»!

Фашистские палачи применяли самые разные и изощренные методы убийства.  В  помещении бывшей конюшни происходили расправы, наводившие ужас даже на тех людей, которые уже многое пережили в фашистских застенках. Это помещение являлось местом массового уничтожения людей. Под видом «медицинского осмотра» фашисты безжалостно расстреливали здесь военнопленных с помощью ростометра, куда был вмонтирован пистолет.

Другим местом массовых убийств был лагерный крематорий. Здесь не только сжигали трупы убитых и умерших. В подвалах крематория творилось нечто невероятное. Вот как описывали эти события свидетели.

«Подъезжала крытая машина. Из нее эсэсовцы выталкивали полуживых людей. Первый, второй, третий... Кто еще был в силах двигаться под конвоем, доходил до калитки, ведущей к зданию крематория. Проходя через калитку, не успев еще сделать и двух шагов, человек, гремя цепями, проваливался в подземелье. Люк, в который падал заключенный, немедленно задраивался, и уже никакие звуки не слышны были оттуда.

Каждого упавшего в подземелье палач большим деревянным молотком с размаху бил по голове. Двое других подтягивали оглушенного к каменной стене, где на высоте выше человеческого роста были вбиты 48 железных крюков. Палачи вешали на них свои жертвы за нижнюю челюсть. Человек умирал мучительной смертью...» (Из книги «Подпольщики Бухенвальда»)

«Фрау Абажур»

Заправляли «конвейером смерти», уничтожившим в Бухенвальде десятки тысяч жизней, Карл и Ильза Кох.

В то время как комендант Кох упивался властью, наблюдая за ежедневным уничтожением людей, его жена испытывала еще большее удовольствие от мук заключенных. Садистка обычно прохаживалась по лагерю, раздавая удары плетью любому встречному в полосатой одежде. Иногда брала с собой свирепую овчарку и приходила в восторг, натравливая собаку на узников с тяжелой ношей. Когда измученным вконец узникам казалось, что уже не существует более страшных истязаний, садистка изобретала новые зверства. Она приказывала заключенным мужчинам раздеться. Если она видела на чьем-то теле экзотический узор, в глазах садистки вспыхивала плотоядная усмешка. А это означало, что перед ней - очередная жертва. Позже Ильзу Кох прозвали «фрау Абажур». Она использовала выделанную кожу убитых мужчин с татуировками для создания разнообразной домашней утвари, сумочек и даже нижнего белья, чем чрезвычайно гордилась. Даже ее коллегам из СС становилось не по себе, когда фрау Кох хвасталась абажурами, сделанными из человеческой кожи, и подставками из высушенных человеческих голов.

Антифашистское  сопротивление

Сколько же ненависти к врагу, сколько веры в торжество своего правого дела надо было иметь узникам концлагеря, какой поистине несгибаемой волей и отвагой надо было отличаться, чтобы при всех этих зверствах найти в себе силы для настойчивой подпольной работы.

...Уже к концу декабря 1941 года среди советских военнопленных начали стихийно возникать группы Сопротивления.  Они ставили перед собой следующие задачи: сплочение советских людей в единый коллектив; противодействие фашистской пропаганде; поднятие патриотического духа; установление централизованных связей; организация  помощи ослабевшим; организация саботажа. Сначала эти группы работали отдельно друг от друга и самостоятельно. Весной 1942 года был создан единый военно-политический центр, руководителем которого стал сибиряк Николай Симаков, а наш земляк Степан Бакланов - ответственным за военный сектор.  Главным пунктом  принятой программы антифашистской борьбы стала подготовка вооруженного восстания. Следует заметить, что подобные антифашистские группы появлялись  в это время  и среди заключенных других национальностей. Из этих групп в июле 1943 года был создан Интернациональный лагерный комитет, в котором важную роль играли советские подпольщики.

Их организация проводила большую антифашистскую работу, имела подпольный радиоприемник, а к концу  деятельности и передатчик, выпускала рукописную газету «Правда пленных», организовывала саботаж на предприятиях, где трудились заключенные.

Елка в Бухенвальде

Восьмой блок концлагеря Бухенвальд был детским. Его узникам - от пяти до шестнадцати. Русские, украинцы, поляки, евреи, французы, чехи. «Подопытные кролики» нацистских медиков. На них испытывали новые инъекции, брали кровь.

Их путь из лагеря смерти был один - крематорий, чей липкий удушливый дым постоянно плыл из огромной черной трубы. Но были в Бухенвальде взрослые узники, участники Сопротивления, самоотверженно спасавшие обреченное нацистами детство.

По предложению нашего земляка - учителя Степана Бакланова,  интернациональным комитетом  Бухенвальда для этих ребят была организована школа, где тайно, с соблюдением конспирации, проводились занятия по группам.

«В один из сентябрьских дней 1944 года в детском бараке появился пожилой человек высокого роста, степенный. Это был учитель Никодим Васильевич Федосенко. Первым делом он попросил, чтобы кто-нибудь из подростков встал перед входом и наблюдал: если вблизи барака появятся охранники, он должен подать условный сигнал. Первый урок начался необычно. Никодим Васильевич стал спрашивать детей, откуда они родом. Один за другим те вставали, волнуясь и запинаясь вспоминали – кто о Запорожье, кто о Минске. Они называли свои имена, рассказывали о родителях. В концлагере им было приказано забыть собственные имена и фамилии...» (Из книги «Дети Бухенвальда») .

 Вслед за   педагогом Н.В. Федосенко к детям пришли историк Николай  Кюнг, биолог Михаил Левшенков и артист Ростовского цирка Яков Гофман. Последний принес с собой консервную банку, на которую натянул струны. Яков Гофман играл на этом «музыкальном инструменте», показывал фокусы, надевал смешные маски, чтобы дети хотя бы улыбнулись. Учителя знали, что юным узникам концлагеря надо не просто выжить, но и сохранить свое психическое здоровье.

Однажды подпольщики решили устроить ребятам праздник. Под Новый год привезли елку в один из бараков: ее срубили в лесу и спрятали на дне лагерной тележки. Из бумаги смастерили игрушки. Под елкой каждого ждал необычайный подарок. В пакетиках, где были картошка и морковь, они нашли такие вот письма: «Здравствуй, сынок! Я знаю, как тебе тяжело. Но ты терпи. Скоро придет Красная Армия. И тогда мы встретимся. Я тебя найду! Твоя мама».

Письма, конечно же, написали сами узники. Но дети были потрясены, читая их строки. Разве под Новый год не происходят чудеса?

Подготовка вооруженного восстания

С созданием военно-политического центра среди советских военнопленных и единого лагерного интернационального комитета, объединившего группы сопротивления узников разных национальностей, одной из главных целей подпольной борьбы в Бухенвальде стала подготовка вооруженного восстания.

«Еще на самом первом собрании руководителей подпольных групп было решено готовить вооруженное восстание. Связанная с этим вся конкретная работа легла на наш сектор. Мы организовали изготовление ручных гранат, сборку пистолетов из деталей, которые постоянно приносили в лагерь те заключенные, что работали в цехах завода «Густловверке». Убедились, что мастера умелые, оружие действует безотказно. Стали закладывать его в тайники. Одновременно приступили к формированию подпольной бригады военнопленных».  (Из воспоминаний С.М. Бакланова).

За  этими скупыми словами воспоминаний -  многогранная, кропотливая, проводимая в строгой секретности работа, в которой, несомненно, самым сложным делом являлась заготовка оружия. Исподволь она шла давно, но особенно широко  развернулась с начала 1944 года.

Советские военнопленные, которые работали в цехах различных военных предприятий, и прежде всего на заводе «Густловверке», с риском для жизни утаивали отдельные части пистолетов, винтовок и проносили их в лагерь. Узники ухитрялись ловко обманывать охрану. Например, боевые пружины для пистолетов вкладывались в специально выдолбленное отверстие в каблуке деревянной обуви. В прорези на подошвах закладывались бойки или другие части. Стволы пистолетов переправлялись в лагерь на дне  бачков с остатками пищи, винтовок – в тележках, на которых везли  трупы в крематорий.

В лагере, также в строгой секретности, проводили сборку оружия, изготавливали самодельные гранаты, делали бутылки с зажигательной смесью.

Пользуясь боксерскими боями, которые потехи ради устраивали фашисты среди заключенных разных групп  (политических, уголовников и т.д.) и на которые собиралась  основная масса охранников, руководитель военного сектора Степан Бакланов  в одном из колодцев канализации, расположенном в дальнем углу лагеря, лично проводил испытание собранного оружия.

«Бакланов заряжает пистолеты и взводит курки. Они гулко щелкают. Сердце учащенно бьется. В голову закрадывается тревожная мысль: вдруг канализация контролируется?  Степан поднимает руку и нажимает спусковой крючок. Выстрел звучит, как удар грома.  Он, повторяясь многократным эхом, затихает где-то в темноте. Бакланов на ощупь проверяет пистолет: перезаряжен. Значит, все в порядке. Подающий механизм работает отлично. На душе радостно и тревожно. Степан вслушивается. Как там, наверху? Кажется, все благополучно. Смельчак вновь поднимает руку. И опять вспыхивает молния, раздаются удары грома». (Из книги «Ринг за колючей проволокой»).

Громадные усилия советских узников Бухенвальда в собирании оружия не пропали даром. Когда наступил час восстания, все оружие пошло в ход. И как горды были повстанцы, держа в руках все эти выкраденные по отдельным деталям у фашистов пистолеты и винтовки, эти своими силами сделанные гранаты!

«Рабочими завода изготовлено из отходов металла и бракованных деталей 100 пистолетов, 300 кинжалов, 60 ножниц для разрезания колючей проволоки, 200 зажигательных бутылок… В лагере русских военнопленных созданы боевые подразделения, в которых тайно изучается воинский устав…С каждым днем растут и крепнут наши силы. Держитесь, товарищи! Остается терпеть еще немного. Почва горит под ногами фашистов. Нами уже разрабатывается план вооруженного восстания. Недалек час нашего самоосвобождения».

Это выдержки из газеты «Правда пленных», которую издавали советские военнопленные.  Как мало были похожи на настоящую газету эти исписанные от руки тетрадные листки. Но как нужна  была эта газета заключенным! Из нее они узнавали правду о положении на фронтах, через нее подпольный центр вел агитацию за подготовку вооруженного восстания.

Но для вооруженной борьбы с эсэсовской охраной нужны было не только оружие, но и  люди - решительные, стойкие, подготовленные, изучившие добытое такой дорогой ценой оружие. Их подготовкой руководил  Степан Бакланов, которого военно-политический центр назначил командиром подпольной военной бригады.

 По воинскому званию он был всего лишь лейтенантом, но это никого не смущало. Степан Михайлович пользовался непререкаемым авторитетом, был умен, тактичен, очень надежен в деле, за которое брался. Его убеждение, что в фашистском концлагере надо оставаться советским солдатом, и глубокая вера в успех вооруженного восстания сплачивали и поднимали людей на борьбу.

Подпольщиками был разработан подробный и обоснованный план восстания. Но последовавшие в начале апреля события внесли в него свои коррективы.

Восставшие из ада

Чувствуя близкий конец, гитлеровцы в конце марта эвакуировали из Бухенвальда около 20 тысяч человек, многие из которых были уничтожены. Однако и после этого в лагере осталось более 20 тысяч заключенных. 

Русский центр настойчиво требовал немедленно начать открытое выступление. Нетерпение руководителей, да и всей массы советского подполья было нетрудно понять. Над лагерем нависла угроза полного, поголовного истребления.

3 марта 1945 года эсэсовцы объявили об эвакуации евреев. Но многие из них не вышли. Это был первый случай открытого неповиновения комендатуре. Члены подпольных организаций хорошо понимали, что борьба против эвакуации евреев - это борьба за их спасение. В этой борьбе вокруг стойких антифашистов сплотились все оставшиеся узники Бухенвальда.

Тогда комендатура отдала другой приказ — явиться к главным воротам всем старшим бараков. Лагерный центр запретил  им выполнять этот приказ. Лагерь полностью вышел из подчинения комендатуры. Эсэсовцам был брошен вызов.

«SOS! SOS!  Говорит концлагерь Бухенвальд!  Нас хотят эвакуировать! Нас хотят уничтожить. Обращаемся за помощью. Нас хотят уничтожить. SOS! SOS! Концлагерь Бухенвальд. SOS! SOS!», - в начале апреля  заключенным удалось выйти в радиоэфир с помощью собранного своими силами радиопередатчика.

 Дальнейшую передачу пришлось прервать, так как в лагере появились вооруженные до зубов эсэсовцы.  9 апреля последовал приказ коменданта — на эвакуацию выйти только советским военнопленным. За невыполнение приказа комендант грозил обстрелом лагеря, поголовным уничтожением людей. Интернациональный комитет обсудил положение и, чтобы не допустить кровавой расправы, согласился отправить часть советских военнопленных. Набралась группа около 500 человек. Подпольщики поделились с ними пистолетами и патронами. Подчиняясь подпольной дисциплине, Николай Симаков и Степан Бакланов по решению русского центра возглавили эту группу. Они получили указание: в случае попыток эсэсовской охраны уничтожить эшелон — оказать вооруженное сопротивление. Советские военнопленные были полны решимости освободиться из плена в пути, и это большинству из них  удалось. Спаслись  и руководители советского подполья Симаков и Бакланов. Они пересекли чехословацкую границу и примкнули к одному из чешских партизанских отрядов, в составе которого и боролись против немцев до самой Победы.

11 апреля 1945 года  по решению интернационального комитета  в Бухенвальде началось вооруженное восстание.

«В назначенную минуту раздалось громкое русское «ура». Словно сжатая до предела стальная пружина, стала стремительно развертываться сила многотысячного коллектива узников Бухенвальда. Прорвался гнев, копившийся годами... В течение первого получаса взяли в плен около 200 эсэсовцев. Над лагерем из края в край разносились на разных языках радостные крики: «Ура!», «Да здравствует свобода!», «Смерть фашистам!»   Вооруженное восстание бухенвальдцев завершилось полной победой. Интернациональная подпольная организация, в которой ведущее место занимала русская секция, действиями которых умело руководили командир объединенного отряда подполковник И. Смирнов, начальник штаба полковник К. Карцев и другие командиры, спасла жизнь более чем 20 тысячам заключенных». (Из книги «Подпольщики Бухенвальда»).

Достоин, чтобы помнили

В 1957 году на горе Эттерсберг, близ Веймара, где находился концлагерь Бухенвальд,  был воздвигнут памятник борцам Сопротивления и жертвам фашизма. На его открытии присутствовала советская делегация. В ее составе был и наш земляк, бывший узник Бухенвальда Степан Бакланов.

Его послевоенная судьба оказалась схожа с судьбой многих заключенных фашистских концлагерей. В 1948 году его арестовали и судили за измену Родине. Думал ли он, что после всех ужасов Бухенвальда, после антифашистской борьбы в самом лагере и партизанском отряде, ему придется доказывать, что он не враг. В качестве заключенного Степан Бакланов не один год строил железную дорогу Тайшет - Лена. Освобожденный по отбытии срока наказания, он был вскоре полностью реабилитирован по причине «отсутствия состава преступления». Был восстановлен в партии и воинском звании. В 1958 году в связи с открытием в Бухенвальде мемориального комплекса С.М. Бакланов был награжден орденом Отечественной войны I степени, чуть позже - медалью «Борец против фашизма».

Попав в Сибирь в качестве заключенного, Бакланов так и остался здесь, полюбив суровую, но красивую природу этого края.  Принимал участие в строительстве Братской ГЭС, работал заместителем начальника строительства БРАЗа, а потом стал заместителем директора Братского алюминиевого завода. В 1966 году был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

О  восстании в Бухенвальде написано много документальных и художественных повестей и романов.   Вот лишь некоторые произведения, непридуманными героями которых стали участники подполья, в том числе и наш земляк Степан Бакланов: «Война за колючей проволокой», «Воспоминания узников Бухенвальда, «Подпольщики Бухенвальда» (В. Красноперов), «Бухенвальдский набат» (И. Смирнов), «Это было в Бухенвальде» ( Г. Поливин), «В волчьей пасти» (Б. Апица),  «Дети Бухенвальда» (Л.Овчинникова), «Ринг за колючей проволокой» (Г. Свиридов).

Жизнь нашего земляка Степана Бакланова – яркий пример мужества, стойкости и преданности Родине.