+7 47133 2-17-83
+7 47133 2-13-92

Официальный сайт газеты «Маяк» Горшеченского района Курской области. Газета «Маяк» издается с сентября 1931 года.

Стратегия
президента

17.10.2018
Спектакль драмтеатра на сельской сцене
Национальная программа в сфере культуры, предусмотренная в майских указах Президента РФ Владимира Путина, предполагает активную популяризацию культурного продукта на селе.
16.10.2018
«Браво» - чемпион!
10 октября в г. Курске в концертном зале «МегаГРИНН» прошел финал региональной лиги Международного Союза КВН «Лига Соловьиного края». Зал на тысячу с небольшим мест был полностью «забит» зрителями. Здесь за чемпионство сражались 5 «взрослых» и 6 «школьных» команд, в том числе горшеченская.
15.10.2018
Успехи «Горшеченских самураев»
Одна из задач, обозначенных Президентом РФ Владимиром Путиным в майских указах - формирование эффективной системы выявления, поддержки и развития талантов у детей и молодежи, воспитание гармонично развитой личности. Ее успешно решают в нашем районе.

Внимание
конкурсы


В этом году Горшеченский район будет отмечать свое 90-летие. Редакция газеты «Маяк» проводит творческие конкурсы, посвященные юбилею района, и приглашает всех его жителей и уроженцев стать их участниками. 

Перейти в раздел»


РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ «МАЯК»


Наш адрес: 306800

Курская область,

пгт. Горшечное,

ул. Мира 6 - а.


Главный редактор: 

(47133) 2-17-83.


Прием рекламы: (47133)

2-19-36, 2-19-37.


Электронная почта: 

g-mayak@yandex.ru


Мы в соцсетях

«Одноклассники»

«В контакте»

К освобождению района

В боях на горшеченской земле

75 лет назад на горшеченской земле шли тяжелые бои.  О том, как проходило освобождение нашего района, нам могут рассказать документы и воспоминания очевидцев. Одно из них мы представляем вам сегодня. Это глава из военных мемуаров Павла Менделеевича Шафаренко  «На разных фронтах», посвященная тем событиям.

 В годы Великой Отечественной войны П.М. Шафаренко командовал воздушно-десантной бригадой, а затем рядом общевойсковых соединений, в том числе легендарной 25-й гвардейской стрелковой дивизией, которая участвовала в освобождении нашего района.

 

Воронежско-Касторенская операция представляла собой второй этап разгрома немецко-фашистской группы армий «Б». Цель ее — окружение и уничтожение 2-й армии немцев, освобождение района Воронеж, Касторное и создание условий для наступления наших войск на Курск и Харьков.

40-я армия наносила главный удар из района Роговато-Погорелого на Касторное, где она должна была встретиться с 13-й армией Брянского фронта, завершив окружение противника. Задачей нашей дивизии, наступавшей в первом эшелоне армии, являлся выход в район железнодорожной станции Горшечное, чтобы создать возможность для удара по Касторному и внутренний фронт окружения врага в своей полосе.

В первый день операции, 24 января, поднялась метель, дороги занесло. Мороз достиг двадцати градусов. Погода нелетная. Артиллерийская подготовка несколько раз откладывалась, и все-таки в 12.30 ее провели при плохой видимости и, конечно, с малой эффективностью. Это мы поняли, как только пехота и танки перешли в атаку. Гитлеровцы открыли по наступающим сильный ответный огонь и сопротивлялись ожесточенно.

На этот раз в первом эшелоне дивизии наступали полки К.В. Билютина и А.С. Белова. 81-й полк П. К. Казакевича шел во втором эшелоне, готовый к выполнению основной задачи дивизии — овладению станцией Горшечное.

В полосе соседа слева — 309-й стрелковой дивизии, — частично захватывая и нашу полосу, шел 4-й танковый корпус генерал-майора танковых войск А. Г. Кравченко. Это обстоятельство требовало, чтобы стрелковые соединения активно прорывали оборону врага и создавали условия для успешных действий корпуса, которому предстояло решить главную задачу по окружению противника, нанося удар в направлении Горшечное, Касторное. Взаимодействие с танкистами, в свою очередь, обеспечивало и нам больше возможностей для овладения станцией Горшечное.

Однако первый день принес лишь незначительные успехи. 78-й полк, наступая по обильно выпавшему снегу, вклинился в оборону противника и, медленно продвигаясь вперед, к концу дня освободил село Каменный Буерак. 73-й, используя успех танкового корпуса, который из-за больших заносов в поисках удобных дорог еще больше сдвинулся в полосу дивизии, вышел к Ново-Меловому. Мост перед селом оказался заминированным и прикрывался фланкирующим пулеметным огнем. Тогда автоматчики полка Перегудов, Потапов и Полуэктов ползком пробрались к пулеметам и забросали их гранатами. Путь саперам, танкистам и пехоте был открыт. Поздно вечером полк взял Ново-Меловое.

Наш наблюдательный пункт разместился несколько южнее, в селе Дмитриевка. Дальше мы проехать не могли — все дороги замело. Только утром 25 января я добрался на санях в Ново-Меловое, чтобы увидеться с прилетевшим туда начальником штаба 40-й армии генерал-майором З. З. Рогозным. С ним мы встретились в штабе 4-го танкового корпуса. Уточнив обстановку, он передал указание командующего армией: быстрее захватить станцию Горшечное и выйти на рубеж Верхний Олым, Березовка (севернее Горшечного). Между тем сопротивление врага все усиливалось. Немцам стало ясно, чем грозит дальнейшее наступление 40-й армии на север. Соседняя справа 183-я стрелковая дивизия вела тяжелые бои с противником в районе Синих Липяг и несколько отстала. Поэтому 78-й полк, наступая на правом фланге дивизии в некотором отрыве от ее главных сил, оказался с открытыми флангами. Когда он овладел селами Березово и Петровка, гитлеровцы на рассвете 25 января превосходящими силами контратаковали его с двух сторон, заставив отойти.

Введенные в бой с утра 25 января 81-й полк П. К. Казакевича и 96-я танковая бригада генерал-майора В. Г. Лебедева атаковали противника в населенных пунктах Болото и Нижние Борки и, овладев ими, открыли дорогу на Горшечное. Оно было с ходу захвачено главными силами 4-го танкового корпуса и 81-го полка.

73-й полк А. С. Белова, заняв Старо-Меловое, развивал наступление в направлении Верхние Борки, Нижне-Гнилое, где встретил ожесточенное сопротивление врага.

В Нижне-Гнилом был мощный узел его обороны, удерживаемый подразделениями 68-й пехотной дивизии. Только к полудню противник, понеся большие потери, оставил Нижне-Гнилое, а полк повернул на Горшечное.

В этот день рота автоматчиков старшего лейтенанта А. В. Юрина, уроженца этих мест, в белых халатах с капюшонами шла на лыжах по целине к селу Сомовка, находившемуся в 4 километрах севернее маршрута полка. Следовало определить, не угрожает ли враг оттуда. Началась вьюга, видимость стала плохой, и рота почти наткнулась на артиллерийские позиции врага, хитро замаскированные в ложбинке. Очевидно, гитлеровцы приняли наших автоматчиков за своих и до самой атаки не проявляли беспокойства. В коротком бою было захвачено четыре 200-миллиметровых орудия, а расчеты уничтожены.

Вскоре головной дозор роты выдвинулся к окраине Сомовки. Не видя немцев, дозорный Ю. Любченко зашел в крайнюю хату. Там он узнал, что в центре села находятся крупные вражеские склады, там же размещена и охрана. Хозяин, пожилой колхозник, вызвался показать бойцам, как незаметно подойти к противнику.

Взводы лейтенантов В. Волкова и А. Зотова, изготовившись, ударили по гитлеровцам. Те в панике бежали, почти не оказав сопротивления. Разведчики захватили большое количество боеприпасов, медикаментов, обмундирования и много ящиков с орденами.

В центре села стояла виселица. Сильный ветер раскачивал труп старика, полураздетого, с разбитым лицом. Подошедшие жители рассказали, что фашисты повесили больного, который не смог выйти на расчистку снега.

На сельской площади командир роты автоматчиков Юрин встретился с учительницей Ф. В. Семеновой.

— В июле, — рассказывала она, — в село пришли немцы. Наступило ужасное время. В первый же день фашисты убили мою тринадцатилетнюю дочь Юлю. Нас выгнали из школы, не разрешив взять с собой ни продуктов, ни одежды. В селе шли повальные грабежи. Брали вещи, скот, птицу. Пьяные солдаты ходили по дворам и стреляли кур, гусей, уток. Часто гитлеровцы сгоняли жителей на площадь, где вешали наших односельчан. Потом началась охота за молодежью. Их собирали из разных сел и под конвоем гнали на станцию Горшечное. Там грузили, словно скот, в товарные вагоны и отправляли в Германию.

Об издевательствах гитлеровцев над нашими людьми в Сомовке стало известно всей дивизии. Гневом наполнились сердца гвардейцев, услышавших страшные рассказы селян. Решение было одно — беспощадно уничтожать врага, скорее освобождать наших людей из-под фашистского ига.

Вечером того же дня в Ново-Меловое, куда уже перебрался командный пункт дивизии, прибыл заместитель командующего 40-й армией генерал-майор Ф. Ф. Жмаченко. Он сказал, что хочет поехать в Горшечное, и мы, быстро поужинав, тронулись в путь.

До Горшечного мы доехали быстро. Противник вел по станции редкий артиллерийско-минометный огонь. Вдали слышалась перестрелка. Наши полки вместе с корпусом танкистов закреплялись в Горшечном. Рядом, в совхозе «Каучук», Березовке и Быково, находился враг.

Генерал Жмаченко, разобравшись в обстановке, заметил:

— Гитлеровцы непременно попытаются выйти из котла, который мы стараемся им устроить. Надо быть очень бдительными. Не зря они так упорно удерживают совхоз «Каучук», Березовку и Быково.

Так понимали обстановку и мы.

Потом Ф. Ф. Жмаченко отправился к танкистам. Они оказались в сложном положении, так как вели тяжелые бои в условиях снежных заносов и израсходовали горючего больше, чем предусмотрено. Поэтому корпус стоял в Горшечном, куда должны были доставить топливо и смазочные материалы. Но по занесенным снегом дорогам, на которых в отдельных пунктах еще шли бои, транспортники не смогли вовремя пробиться к танкистам. На выручку пришли летчики. В течение двух ночей при свете костров садились самолеты на расчищенные от снега участки шоссе, доставляя корпусу все необходимое. Ранним утром 27 января он начал наступление на Касторное.

78-й полк вместе с учебным батальоном дивизии, освободив Березово и Петровку, устремился вперед, достиг населенного пункта Нижне-Гнилое. Там его контратаковали гитлеровцы. Тяжелый бой длился целые сутки. Развивая наступление, полк с ходу овладел Богородицким и к вечеру 28 января, уже на подходе к Горшечному, попал под удар нашей же авиации. В результате 20 человек было ранено, в том числе заместитель командира учебного батальона капитан И. М. Соломин.

В то время мы вели подвижные бои. На ряде участков не было сплошной линии фронта, а обстановка быстро менялась.

В этих условиях я получил распоряжение штаба 40-й армии одним усиленным стрелковым полком прочно удерживать Горшечное, а главными силами дивизии наступать в северо-западном направлении с целью создания внутреннего фронта окружения гитлеровцев на рубеже Горшечное, Быково, Ефросиновка. Понимая важность удержания Горшечного как основного узла дорог, через который противник может попытаться выйти из окружения, мы поручили его оборону 73-му полку А. С. Белова, усилив его учебным и пулеметными батальонами и 29-м истребительно-противотанковым дивизионом. Это все, что можно было оставить в Горшечном. Ведь перед главными силами дивизии стояла не менее ответственная задача.

В течение двух последующих дней, развивая наступление, 78-й полк занял Гологузовку, Михайловское, Просторное, а 81-й полк овладел населенными пунктами Быково, Назарово, Никольское, Верхняя Грайворонка, которые стояли на путях возможного выхода противника из окружения и оборонялись им с особым упорством. Только в бою за Быково гитлеровцы потеряли 120 солдат и офицеров убитыми, много оружия, техники и имущества. Мы взяли 670 пленных.

Последний день января выдался довольно теплым, шел небольшой снег. Рано утром приехал адъютант командующего армией с приказом о дальнейших боевых действиях нашей и соседних дивизий. Мы переместили наблюдательный пункт в село Ключи, чтобы быть в центре боевого порядка дивизии. Противник мог атаковать нас в любом месте — дороги это ему позволяли. Штаб остался вблизи Горшечного, на крайнем правом фланге.

Между тем отходящая группировка противника, используя хорошие дороги, шла прямо на Горшечное. После мощного удара авиации и артиллерии врага более двух немецких пехотных полков, усиленных танками и самоходными орудиями, начали наступление с направлений Ясенки, Верхний Олым. Завязался ожесточенный бой.

Не считаясь с потерями, гитлеровцы шли сплошной стеной за танками, стреляя на ходу из автоматов. Видимо, призрак Сталинграда гнал их вперед: во что бы то ни стало вырваться из котла было их единственной целью.

73-й полк во главе со своим командиром и штабом перешел в контратаку. Но она лишь на короткое время задержала врага. Увлекая за собой гвардейцев, героически сражался в этом бою помощник начальника штаба полка старший лейтенант В. Я. Аристов.

Было получено донесение командира полка о том, что противник занял восточную окраину Горшечного. Я приказал начальнику штаба Петренко собрать всех, кто окажется под рукой, и вместе с 73-м полком контратаковать противника, задержать его до подхода главных сил дивизии. 78-й и 81-й полки, прикрывшись на занимаемых рубежах, должны были атаковать гитлеровцев в Горшечном.

73-й полк, учебный батальон и находившиеся при нашем штабе саперная, комендантская, разведывательная роты действовали смело и решительно. Стремительно вели контратаку 78-й и 81-й полки. И все же ощутимого результата мы не достигли. Расставив на подходах к Горшечному танки и самоходки, гитлеровцы остановили нас. К двум часам ночи 1 февраля бой на короткое время затих. Противник занял Горшечное, а затем устремился на Старый Оскол и Обоянь.

За сдачу Горшечного подполковник А. С. Белов был снят с должности командира полка. Сделано, конечно, это было под горячую руку. Нам потом стало ясно, что при таком неравенстве сил удержать Горшечное было невозможно. Видимо, к такому выводу пришел и Военный совет 40-й армии. Вскоре Александр Сергеевич Белов был назначен заместителем командира дивизии. Должность командира 73-го полка занял его заместитель гвардии майор Николай Григорьевич Штыков.

Дивизия продолжала преследование врага. Мы стремились вернуть Горшечное, чтобы закрыть гитлеровцам основной путь выхода из окружения. В ночь на 5 февраля 73-й полк, учебный, пулеметный батальоны и 29-й истребительно-противотанковый дивизион, взаимодействуя с 206-й стрелковой дивизией, вновь овладели Горшечным и прочно в нем закрепились.

Здесь мы узнали о патриотическом поступке колхозниц Нины Некрасовой и Марии Дураковой, которые спасли жизнь автоматчику 73-го полка Минобуддинову. Он был тяжело ранен при отходе из села, и медики не успели его подобрать. Увидя раненого автоматчика, женщины бережно подняли бойца, отнесли к себе в дом, оказали ему первую помощь и переодели его в штатское. Когда ворвавшиеся в дом гитлеровцы стали допытываться, кто он такой, Мария ответила, что это ее муж, которого случайно ранило. Гитлеровцы, видимо, поверили и ушли. После нашего возвращения Мария сообщила о том, что укрывает у себя раненого. Командование полка горячо поблагодарило колхозниц за их самоотверженный поступок.

Еще до вторичного освобождения Горшечного командарм приказал мне главными силами овладеть населенными пунктами Бараново и Герасимово, чтобы закрыть выход из окружения противнику, который прорвался через Горшечное и Старый Оскол. К вечеру 3 февраля Герасимово и Бараново были очищены от гитлеровцев. Но к полуночи группа немецких автоматчиков просочилась на восточную окраину села Бараново. Разведчики 81-го полка рассеяли вражеских солдат и доставили на НП двух пленных. От них мы узнали, что автоматчиков направило в Бараново командование группировки, отходящей из Старого Оскола.

Утром со стороны Знаменского и Жуково действительно показались длинные колонны гитлеровцев с обозами машин и саней. Их прикрывали несколько танков и самоходных орудий. Они двигались на Бараново и Герасимово. Так на пути выхода из окружения вражеской группировки снова оказалась наша дивизия.

Стоявшая на прямой наводке артиллерия 78-го и 81-го полков с предельных дистанций открыла огонь по колоннам гитлеровцев, по головной и хвостовой частям их обозов. В то время часть гитлеровцев верхом на лошадях попыталась атаковать нас и на полном галопе ворваться в Бараново. Однако время кавалерии, даже кадровой, уже проходило. Наши артиллеристы и пулеметчики в упор расстреляли немецких конников.

Этот эпизод больше удивил нас, чем встревожил. Он еще раз показал, что, выходя из окружения, враг идет на все, не считаясь с потерями.

После короткого артналета на противника, проведенного 53-м артиллерийским полком, 78-й и 81-й стрелковые перешли в контратаку. Противник оставил на поле боя около 2 тысяч убитыми и ранеными, много оружия, техники, лошадей. Мы пленили около 1200 солдат и офицеров, входивших в состав 2-й армии немцев.

Наблюдая за безуспешными попытками гитлеровцев выбраться из котла, я вспомнил 1941 год, село Попова Слобода, через которое выходил из окружения наш 3-й воздушно-десантный корпус. Вспомнил и слова комиссара бригады П. Я. Назаренко: «Наступит время, и мы еще увидим, как будут выходить из окружения фашисты».

Боевые действия по уничтожению пытавшегося выйти из окружения противника продолжались до 6 февраля. Он понес очень большие потери и был сломлен. Длинные колонны пленных брели по заснеженным дорогам на восток.

Так закончились наши действия в ходе Воронежско-Касторненской операции. В жестоких схватках с гитлеровцами в условиях снежной зимы и больших холодов части дивизии проявили выдержку, стойкость и активность в обороне, решительность и маневренность в наступлении и преследовании. В подвижных боях, когда обе стороны часто бывали перемешаны, наши командиры и штабы сумели сохранить управление и победить превосходящего по силам и средствам противника.

(Из книги П.М. Шафаренко «На разных фронтах»).

Продолжаем публикацию военных мемуаров командующего 25-й гвардейской стрелковой дивизией П.М. Шафаренко, рассказывающих об освобождении нашего района 75 лет назад.

Вскоре головной дозор роты
выдвинулся к окраине Сомовки. Не видя немцев, дозорный Ю. Любченко зашел в крайнюю хату. Там он узнал, что в центре села находятся крупные вражеские склады, там же размещена и охрана. Хозяин, пожилой колхозник, вызвался показать бойцам, как незаметно подойти к противнику.
Взводы лейтенантов В. Волкова и А. Зотова, изготовившись, ударили по гитлеровцам. Те в панике бежали, почти не оказав сопротивления. Разведчики захватили большое количество боеприпасов, медикаментов, обмундирования и много ящиков с орденами.
В центре села стояла виселица. Сильный ветер раскачивал труп старика, полураздетого, с разбитым лицом. Подошедшие жители рассказали, что фашисты повесили больного, который не смог выйти на расчистку снега.
На сельской площади командир роты автоматчиков Юрин встретился с учительницей Ф.В. Семеновой.
- В июле, - рассказывала она, - в село пришли немцы. Наступило ужасное время. В первый же день фашисты убили мою тринадцатилетнюю дочь Юлю. Нас выгнали из школы, не разрешив взять с собой ни продуктов, ни одежды. В селе шли повальные грабежи. Брали вещи, скот, птицу. Пьяные солдаты ходили по дворам и стреляли кур, гусей, уток. Часто гитлеровцы сгоняли жителей на площадь, где вешали наших односельчан. Потом началась охота за молодежью. Их собирали из разных сел и под конвоем гнали на станцию Горшечное. Там грузили, словно скот, в товарные вагоны и отправляли в Германию.
Об издевательствах гитлеровцев над нашими людьми в Сомовке стало известно всей дивизии. Гневом наполнились сердца гвардейцев, услышавших страшные рассказы селян. Решение было одно - беспощадно уничтожать врага, скорее освобождать наших людей из-под фашистского ига.
Вечером того же дня в НовоМеловое, куда уже перебрался командный пункт дивизии, прибыл заместитель командующего 40-й армией генерал-майор Ф.Ф. Жмаченко. Он сказал, что хочет поехать в Горшечное, и мы, быстро поужинав, тронулись в путь.
До Горшечного мы доехали быстро. Противник вел по станции редкий артиллерийско-минометный огонь. Вдали слышалась перестрелка. Наши полки вместе с корпусом танкистов закреплялись в Горшечном. Рядом, в сов-хозе «Каучук», Березовке и Быково, находился враг.
Генерал Жмаченко, разобравшись в обстановке, заметил:
- Гитлеровцы непременно попытаются выйти из котла, который мы стараемся им устроить. Надо быть очень бдительными. Не зря они так упорно удерживают совхоз «Каучук», Березовку и Быково.
Так понимали обстановку и мы.
Потом Ф. Ф. Жмаченко отправился к танкистам. Они оказались в сложном положении, так как вели тяжелые бои в условиях снежных заносов и израсходовали горючего больше, чем предусмотрено. Поэтому корпус стоял в Горшечном, куда должны были доставить топливо и смазочные материалы. Но по занесенным снегом дорогам, на которых в отдельных пунктах еще шли бои, транспортники не смогли вовремя пробиться к танкистам. На выручку пришли летчики. В течение двух ночей при свете костров садились самолеты на расчищенные от снега участки шоссе, доставляя корпусу все необходимое. Ранним утром 27 января он начал наступление на Касторное.
78-й полк вместе с учебным батальоном дивизии, освободив Березово и Петровку, устремился вперед, достиг населенного пункта Нижне-Гнилое. Там его контратаковали гитлеровцы. Тяжелый бой длился целые сутки. Развивая наступление, полк с ходу овладел Богородицким и к вечеру 28 января, уже на подходе к Горшечному, попал под удар нашей же авиации. В результате 20 человек было ранено, в том числе заместитель командира учебного батальона капитан И.М. Соломин.
В то время мы вели подвижные бои. На ряде участков не было сплошной линии фронта, а обстановка быстро менялась.
В этих условиях я получил распоряжение штаба 40-й армии одним усиленным стрелковым полком прочно удерживать Горшечное, а главными силами дивизии наступать в северо-западном направлении с целью создания внутреннего фронта окружения гитлеровцев на рубеже Горшечное, Быково, Ефросиновка. Понимая важность удержания Горшечного как основного узла дорог, через который противник может попытаться выйти из окружения, мы поручили его оборону 73-му полку А.С. Белова, усилив его учебным и пулеметными батальонами и 29-м истребительно-противотанковым дивизионом. Это все, что можно было оставить в Горшечном. Ведь перед главными силами дивизии стояла не менее ответственная задача.
В течение двух последующих дней, развивая наступление, 78-й полк занял Гологузовку, Михайловское, Просторное, а 81-й полк овладел населенными пунктами Быково, Назарово, Никольское, Верхняя Грайворонка, которые стояли на путях возможного выхода противника из окружения и оборонялись им с особым упорством. Только в бою за Быково гитлеровцы потеряли 120 солдат и офицеров убитыми, много оружия, техники и имущества. Мы взяли 670 пленных.
Последний день января выдался довольно теплым, шел небольшой снег. Рано утром приехал адъютант командующего армией с приказом о дальнейших боевых действиях нашей и соседних дивизий. Мы переместили наблюдательный пункт в село Ключи, чтобы быть в центре боевого порядка дивизии. Противник мог атаковать нас в любом месте - дороги это ему позволяли. Штаб остался вблизи Горшечного, на крайнем правом фланге.
Между тем отходящая группировка противника, используя хорошие дороги, шла прямо на Горшечное. После мощного удара авиации и артиллерии врага более двух немецких пехотных полков, усиленных танками и самоходными орудиями, начали наступление с направлений Ясенки, Верхний Олым. Завязался ожесточенный бой.
Не считаясь с потерями, гитлеровцы шли сплошной стеной за танками, стреляя на ходу из автоматов. Видимо, призрак Сталинграда гнал их вперед: во что бы то ни стало вырваться из котла было их единственной целью.
73-й полк во главе со своим командиром и штабом перешел в контратаку. Но она лишь на короткое время задержала врага. Увлекая за собой гвардейцев, героически сражался в этом бою помощник начальника штаба полка старший лейтенант В.Я. Аристов.
Было получено донесение командира полка о том, что противник занял восточную окраину Горшечного. Я приказал начальнику штаба Петренко собрать всех, кто окажется под рукой, и вместе с 73-м полком контратаковать противника, задержать его до подхода главных сил дивизии. 78-й и 81-й полки, прикрывшись на занимаемых рубежах, должны были атаковать гитлеровцев в Горшечном.
73-й полк, учебный батальон и находившиеся при нашем штабе саперная, комендантская, разведывательная роты действовали смело и решительно. Стремительно вели контратаку 78-й и 81-й полки. И все же ощутимого результата мы не достигли. Расставив на подходах к Горшечному танки и самоходки, гитлеровцы остановили нас. К двум часам ночи 1 февраля бой на короткое время затих. Противник занял Горшечное, а затем устремился на Старый Оскол и Обоянь.
За сдачу Горшечного подполковник А.С. Белов был снят с должности командира полка. Сделано, конечно, это было под горячую руку. Нам потом стало ясно, что при таком неравенстве сил удержать Горшечное было невозможно. Видимо, к такому выводу пришел и Военный совет 40-й армии. Вскоре Александр Сергеевич Белов был назначен заместителем командира дивизии. Должность командира 73-го полка занял его заместитель гвардии майор Николай Григорьевич Штыков.
Дивизия продолжала преследование врага. Мы стремились вернуть Горшечное, чтобы закрыть гитлеровцам основной путь выхода из окружения. В ночь на 5 февраля 73-й полк, учебный, пулеметный батальоны и 29-й истребительно-противотанковый дивизион, взаимодействуя с 206-й стрелковой дивизией, вновь овладели Горшечным и прочно в нем закрепились.
Здесь мы узнали о патриотическом поступке колхозниц Нины Некрасовой и Марии Дураковой, которые спасли жизнь автоматчику 73-го полка Минобуддинову. Он был тяжело ранен при отходе из села, и медики не успели его подобрать. Увидя раненого автоматчика, женщины бережно подняли бойца, отнесли к себе в дом, оказали ему первую помощь и переодели его в штатское. Когда ворвавшиеся в дом гитлеровцы стали допытываться, кто он такой, Мария ответила, что это ее муж, которого случайно ранило. Гитлеровцы, видимо, поверили и ушли. После нашего возвращения Мария сообщила о том, что укрывает у себя раненого. Командование полка горячо поблагодарило колхозниц за их самоотверженный поступок.
Еще до вторичного освобождения Горшечного командарм приказал мне главными силами овладеть населенными пунктами Бараново и Герасимово, чтобы закрыть выход из окружения противнику, который прорвался через Горшечное и Старый Оскол. К вечеру 3 февраля Герасимово и Бараново были очищены от гитлеровцев. Но к полуночи группа немецких автоматчиков просочилась на восточную окраину села Бараново. Разведчики 81-го полка рассеяли вражеских солдат и доставили на НП двух пленных. От них мы узнали, что автоматчиков направило в Бараново командование группировки, отходящей из Старого Оскола.
Утром со стороны Знаменского и Жуково действительно показались длинные колонны гитлеровцев с обозами машин и саней. Их прикрывали несколько танков и самоходных орудий. Они двигались на Бараново и Герасимово. Так на пути выхода из окружения вражеской группировки снова оказалась наша дивизия.
Стоявшая на прямой наводке артиллерия 78-го и 81-го полков с предельных дистанций открыла огонь по колоннам гитлеровцев, по головной и хвостовой частям их обозов. В то время часть гитлеровцев верхом на лошадях попыталась атаковать нас и на полном галопе ворваться в Бараново. Однако время кавалерии, даже кадровой, уже проходило. Наши артиллеристы и пулеметчики в упор расстреляли немецких конников.
Этот эпизод больше удивил нас, чем встревожил. Он еще раз показал, что, выходя из окружения, враг идет на все, не считаясь с потерями.
После короткого артналета
на противника, проведенного 53-м артиллерийским полком, 78-й и 81-й стрелковые перешли в контратаку. Противник оставил на поле боя около 2 тысяч убитыми и ранеными, много оружия, техники, лошадей. Мы пленили около 1200 солдат и офицеров, входивших в состав 2-й армии немцев.
Наблюдая за безуспешными попытками гитлеровцев выбраться из котла, я вспомнил 1941 год, село Попова Слобода, через которое выходил из окружения наш 3-й воздушно-десантный корпус. Вспомнил и слова комиссара бригады П.Я. Назаренко: «Наступит время, и мы еще увидим, как будут выходить из окружения фашисты».
Боевые действия по уничтожению пытавшегося выйти из окружения противника продолжались до 6 февраля. Он понес очень большие потери и был сломлен. Длинные колонны пленных брели по заснеженным дорогам на восток.
Так закончились наши дей-
ствия в ходе Воронежско-Касторенской операции. В жестоких схватках с гитлеровцами в условиях снежной зимы и больших холодов части дивизии проявили выдержку, стойкость и активность в обороне, решительность и маневренность в наступлении и преследовании. В подвижных боях, когда обе стороны часто бывали перемешаны, наши командиры и штабы сумели сохранить управление и победить превосходящего по силам и средствам противника.